СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ в Пермском крае

постоянный адрес материала: http://perm.spravedlivo.ru/005103824.html

Выступление Андрея Кобелева на заседании Палаты депутатов партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ

28 февраля 2014

Депутат Думы муниципального образования "Лысьвенский городской округ" Пермского края Андрей Кобелев обратил внимание коллег на проблему оптимизации госфункций на территориях. Так, специалисты службы занятости в сельскую местность не ездят. Поэтому далеко не все становятся на учет. "В итоге статистика по безработице улучшилась, но проблема осталась", – констатировал депутат. Он также перечислил еще ряд проблем, которые местное самоуправление решить не в силах: отсутствие методики изъятия земельного налога для жителей многоквартирных домов; отлов и содержание животных и др.

Добрый день.

Предлагаю следующие положения по взаимодействию ОМС с федеральными структурами:

1. Уход федеральной власти с сельских территорий.

В последние годы наметилась тенденция "оптимизации" государственных функций на территориях малых городов и сельской местности, выразившаяся в простом сокращении численности непосредственных исполнителей этих функций.

Например, служба занятости населения. Сейчас в сельской местности специалистов этой службы просто не стало, а безработные должны для постановки на учёт и регулярной отметки ездить в районный центр за 50 – 120 километров. Результатом этих действий стало сокращение затрат на службу занятости и улучшение показателей занятости на селе.

Правда не за счёт трудоустройства, просто они не регистрируются. То есть, служба команду по оптимизации выполнила, оценки, по которым она сама себя оценивает, хорошие, а мы с проблемой трудоустройства граждан и их социальной защитой остались наедине.

Другим, очень негативным примером, стало сокращение численности полиции. Существенно сократилось количество участковых и численность сотрудников патрульно-постовой службы.

Как это выглядит по факту: на примере нашей территории, в Кыновском территориальном управлении с численностью около 4 тысяч человек проживающих на отдалении от районного центра порядка 80 километров на 12 населенных пунктов вместо 16 участковых осталось 2.

Времени и возможностей этих участковых хватает только на фиксацию происшествий и составление отчётов. При этом сегодня полномочия полиции приведены в соответствие с законом о полиции и полиция отстранилась от реагирования на административные правонарушения. А у нас, органов местного самоуправления остались только силы добровольной народной дружины, поскольку Закон о муниципальной милиции до сих пор не принят.

Ещё один совсем свежий пример. С первого января этого года перестали действовать соглашения с паспортными столами по наделению органов местного самоуправления полномочиями по регистрации граждан.

Если до этого, гос. органы доплачивали сельским специалистам за исполнение этих полномочий, потом доплачивать перестали и наши специалисты в администрации это делали безвозмездно и мы имели чёткую картину на селе кто живёт, кто и с какой целью приехал, то сейчас, чтобы зарегистрироваться, нужно ехать в районный центр в паспортный стол.

А у нас лесные посёлки разбросаны по территории округа до 120 километров от районного центра. И вряд ли кто из временно проживающих сейчас поедет вставать на учёт.

На фоне усиления контроля за мигрантами, эти действия абсолютно противоречат поставленным задачам, поскольку создают зоны свободные от контроля.

Сегодня практически во всех сферах мы наблюдаем общую тенденцию сворачивания государственных функций. Первой свернулась пожарная охрана. Будучи не в состоянии выполнять свои полномочия на сельских территориях, силовики добились внесения изменений в 131-ФЗ и наделили органы местного самоуправления полномочиями по созданию муниципальных пожарных охран. Сегодня мы их создали и не на кого не уповаем, а рассчитываем только на себя.

Полиция, скорее всего последует этому же примеру. Вряд ли кто то будет воссоздавать прежнюю, хотя и более результативную по нашим оценкам, милицию. Остро встал вопрос о принятии закона о муниципальной милиции. В 131-ФЗ полномочие такое у нас есть, а исполнять их без этого закона мы не можем.

Ну и конечно, функцию регистрации мы предлагаем, всё же, пока мы не потеряли полностью базу и контроль над составом и численностью проживающих в сельских территориях, передать по соглашению органам местного самоуправления. Это не требует от государства практически никаких затрат. Мы готовы их исполнять, это небольшая нагрузка, но это очень важно для селян и государства в том числе.

2. Не исполнение органами государственной власти отдельных полномочий.

Сегодня только ленивый не критикует органы местного самоуправления по исполнению ими своих и не своих полномочий. Но, как мы знаем, без денег, без наполненного бюджета ничего не сделаешь. Хотелось бы заметить, что с этого года в очередной раз произошло перераспределение собираемых на территории налогов в пользу федерального центра.

Возмущает то, что законодатель, определяя доходную базу, годами не доделывает нормативную базу для реализации определённых источников дохода ОМС. Речь идёт о налоге за землю под многоквартирными домами. Жители частного сектора в полном объёме платят налоги, а жители многоквартирных домов вообще налог за землю под своим домом не платят. Хотя это гораздо меньшая сумма чем в частном домовладении. Но для ОМС этот налог определён как источник собственных доходов. Земли отмежеваны, налог начисляется, но не предъявляется, поскольку в налоговой службе нет методики отнесения налога на конкретного жителя многоквартирного дома.

Уже много лет нам объясняют это, обещают, что методика будет разработана, а воз и ныне там. Есть большие сомнения, что в налоговой службе кто-то серьёзно озадачился данной проблемой.

Еще пример. Отлов и содержание беспризорных животных. Думаю всем знакома эта проблема, когда собаки собираются стаями по 10 – 15 особей вокруг мусорных баков, у магазинов. В стае они становятся агрессивными. Не редки случаи нападения на людей, прежде всего на детей, почтальонов, сотрудников коммунальных служб. Местные власти, не могут ничего сделать, поскольку данные полномочия в 131 – ФЗ не предусмотрены. По факту – это полномочия федеральные и относятся они к Ростехнадзору.

Говоря о взаимодействии органов местного самоуправления с органами государственной власти, хотелось бы, чтобы при принятии государственных нормативных актов учитывалось наше мнение, и в обязательном порядке оценивались последствия принимаемого решения для территории, а не только для государственной службы.

К примеру, хорошая государственная программа обеспечения жильём детей сирот, в которой ранее органы местного самоуправления участвовали, подбирали и приобретали для детей сирот жильё во всём имеющемся жилом фонде города и эта категория молодых людей, попадая в сложившийся коллектив многоквартирного дома, адаптировалась к правилам совместного проживания, сложившимся в обществе.

С этого года, под благовидным предлогом содействия сиротам в получении нового жилья, провели поправку в закон .... Запретившую приобретать жильё сиротам на вторичном рынке. Жильё должно приобретаться только в новостройках.

Понятно, что у нас, как и в большинстве малых городов России такого количества квартир в разных строящихся домах не наберётся, поэтому принято решение строить целенаправленно многоквартирные дома для сирот. Так у нас в Лысьве уже к декабрю этого года должен появиться 60 квартирный дом для сирот. Понятно, что это будет дом маломерка как раньше были малосемейки. Но главное все дети сироты будут собраны в одном месте и предоставлены сами себе.

Мы уже проводили такие эксперименты. Разместили в одном месте 10 выпускников детского дома, рассчитывая на то что они сплотятся, будут помогать друг другу. В результате мы получили огромный очаг социальной напряжённости, не говоря уже о долгах за коммунальные услуги.

Проблема разрешилась только тогда, когда все сироты распродали свои квартиры и разъехались. Органы соц. защиты обещают нам в следующем году ещё четыре таких дома для сирот. То есть федеральные чиновники отчитаются о выполнении программы, а муниципалитет будет несколько лет решать всевозможные с этими домами.

У нас есть предложения, как решать эти вопросы, но здесь, конечно же, должны быть задействованы органы местного самоуправления. Мы сможем координировать эту работу по строительству жилья и обеспечения детей сирот квартирами. Но необходимо снять ограничение предоставления только нового жилья.

Ряд моментов, связанных с бюджетом. По действующему Бюджетному кодексу дефицит бюджета Муниципалитета устанавливается в 5 либо в 10% от собственных доходов. (Я уже отмечал, что с этого года произошло очередное перераспределение собираемых на территории налогов в пользу федерального центра.) А размер кредита не может превышать дефицит. Для крупных муниципалитетов – это нормально, а для небольших? К примеру, у нас собственных доходов 400 млн., дефицит 5%, т.е. 20 млн.

К примеру, нам необходимо построить детский сад, стоимостью 100 млн. И банк готов кредитовать на 5 лет, но мы не можем взять кредит, поскольку ограничены размером дефицита бюджета, что очень сильно тормозит реализацию крупных проектов. Думаю, что есть повод задуматься.

Еще пример: по долгосрочным контрактам денежные средства в бюджете резервируются на весь период реализации проекта. То есть просто лежат на счетах казначейства. Почему бы не разрешить муниципалитетам размещать эти деньги на счетах госбанков? Или хотя бы казначейство начисляло проценты, хотя бы по ставке рефинансирования? Для муниципалитетов – каждая возможность получения доходов крайне важна.

Можно приводить еще много примеров, но думаю, что только в тесном сотрудничестве всех уровней и ветвей власти возможно решение подобных вопросов. И палата депутатов – это один из механизмов взаимодействия, который позволит решать эти проблемы быстро и оптимально.